Марина Зерщикова

Владимирская школа живописи: от импрессионистических тенденций к декоративности

Владимирская школа живописи: от импрессионистических тенденций к декоративности

Уже 5 лет я являюсь студенткой факультета ФТИИ ОЗО Российской Академии Художеств в Санкт-Петербурге. За это время мной было написано шесть курсовых работ, затрагивающих актуальные вопросы русского изобразительного искусства. Последняя из них, "Владимирская школа живописи: от импрессионистических тенденций к декоративности", была защищена несколько недель назад. Представляю вашему вниманию рецензию на нее. Она написана доцентом кафедры русского искусства Академии Художеств имени И.Е.Репина, старшим научным сотрудником Государственного русского музея С.Н.Левандовским.

Рецензия на курсовую работу студентки 5 курса ФТИИ ОЗО М.В.Зерщиковой "Владимирская школа живописи: от импрессионистических тенденций к декоративности".

«Целью курсовой работы является определение основных художественных тенденций Владимирской школы живописи, начиная с 1950-х до 2000-х.

Владимирская школа живописи явление яркое, возникшее во 2-ой половине XXв., связанное с творчеством группы художников, объединенных уникальным «гением места», обладающих единством художественных принципов и имеющих своих последователей. Ее основные представители – Ким Бритов, Владимир Юкин, Валерий Кокурин, Николай Модоров, Валерий Егоров. Список вполне исчерпывающий. Пожалуй можно добавить имя Николая Мокрова, заслуженного художника России, участника Великой Отечественной войны. Впрочем, автор упоминает и Владимира Калинина, и Юрия Жарова, и Нину Луговскую, оговариваясь, что «нет возможности в пределах одной работы подробно касаться их произведений». Серьезного обобщающего труда по теме не существует, да и само понятие недостаточно конкретизировано, поэтому задача – рассмотреть творчество главных ее представителей вполне правомерно.

Работа состоит из двух частей. В 1-й главе, «Развитие Владимирской школы живописи в контексте советского искусства 1940-1980-х гг., речь идет о художественной жизни города и традициях отечественного пейзажа, в частности, о проблеме декоративности в русском искусстве. Во 2-й главе, «Эволюция от импрессионистических тенденций к декоративности», представлены работы основных мастеров различных периодов.

Очень содержательно уже введение, где дан предметный обзор самой разнообразной литературы – монографии О.Вороновой и Н.Севостьяновой, воспоминаний, каталогов персональных и коллективных выставок, статей из газет и журналов, интервью, что дает возможность проследить, как менялось отношение к творчеству владимирских художников. В период становления наряду с реалистической основой в значительной степени были свойственны импрессионистические черты. В следующий период не без влияния Матисса и Ван Гога особое значение придается цвету. Одной из самых важных характеристик становится яркая декоративность.

Не скрываются критические отзывы 1960-1970-х гг., упреки в том, что схожие по стилистике произведения, наполненные энергией красочности, слабы с точки зрения рисунка, что «отдельные удачно найденные приемы и цветовые сочетания переходят из работы в работу, что декоративность иногда становится самодавлеющей». Употреблялись и такие определения, как «живописный штамп» (статья Т.Нордштейн о выставке 1964 г. в Манеже в ж. Художник, №8): «декоративность стала самоцелью, ради неё разрушается перспектива, тональные отношения, безжалостно расплющивается форма предметов. Пейзаж превращается в подобие ковра». Упоминаются и такие эксцессы: когда в 1962 г. открылась экспозиция работ изостудии В.Юкина, что по времени близко с получившей скандальную известность Манежной выставкой, она вызвала возмущение администрации, зал ДК опечатали, а преподавателя вынудили покинуть студию. Но хотя на Областной выставке 1964 г. художников обвиняли в «примитиве» и подражанию друг другу, авторитетный искусствовед М.П.Сокольников выразил «похвалу Владимирскому пейзажу», отметил «культуру поэзии и культуру художников. Большие образные решения в пейзаже. Гордость искусства во Владимире: Бритов, Юкин, Кокурин».

В 1970 г. председатель СХ Г.Коржев говорил: «Повышенный интерес к их живописной манере, слишком скорая популярность привели владимирских художников не к новым открытиям, а к бесконечному переживанию (м.б. пережевыванию) одних и тех же мотивов». Постепенно критика становится более мягкой, термин декоративность стал уступать «неопримитивизму».

Со временем декоративность стала главной особенностью работ многих представителей Владимирской школы живописи, как и для многих других художников тех лет – Нисского, Попкова, Оброссова, и многих других. (Имеются опечатки в транскрипции фамилий Э.Браговского и Б.Биргера (Бригер, Бриговский) при цитировании К.Бритова. Возможно допустить, что так и было в тексте провинциальной газеты «Призыв», но это дела не меняет.

[Мной была проверена эта неточность. В газете "Призыв" от 10 марта 1963 года располагается статья К.Н.Бритова под названием "Любовь народа - главный критерий". В ней, действительно, написано: "Видели мы картины "Обнаженная" Фалька, "Геологи" Никонова, "творения" Древина, Штеренберга, Бриговского и Бригера". Цитата была представлена точно согласно источнику.]

Владимирская школа рассматривается в двух аспектах: во-первых, отмечается влияние народного декоративного искусства и иконописи, тенденции импрессионизма и постимпрессионизма. С одной стороны, ставится важная проблема специального образования, поскольку многие живописцы не имели достаточно последовательной профессиональной подготовки. Учебный процесс сводился к работе с натуры, соответственно, многие работы страдали этюдностью. В результате художники постигали навыки создания картин самостоятельно.

Очень подробно, с привлечением массы источников, описана художественная жизнь Владимира. В работе подчеркнута роль членов Правления СХ Н.Сычева (б. директора Русского музея), декораторов В.Гладышева и А.Калмыкова, живописца Д.Рохлина. Рубеж 1960-1970-х гг. стал временем сложения основного костяка Владимирской школы. Приводятся малоизвестные, но весьма показательные данные о том, что многие художники восприняли свои навыки от учеников известных мастеров рубежа XIX – XX вв. Так, дядя Юкина Павел Иванович был реставратором Третьяковской галереи, в начале XXв. работал рука об руку с И.Грабарем. Ф Модоров, известный советский художник, которому Юкин позировал и «с гордостью носил его этюдник», организовал в окрестностях Мстеры Дом творчества, куда приезжали на пленэр многие москвичи. Первым преподавателем Бритова был С.Чесноков, ученик Н.Фешина и П.Бенькова, которые в свою очередь учились у Репина. У Юкина и Бритова был общий педагог по Мстерской школе К.Мазин, учившийся в Академии у А.Киселева. У Юкина в Ивановском училище преподавал ученик Вал. Серова М.Пырин.

Широко обсуждаются в работе понятия декоративности и обобщенности. Автор размышляет о соотношении в живописи предметного и беспредметного, о роли цвета. В разговоре автора с дочерью Бритова выяснилось, что художник не делал акцента на «декоративности», чаще употребляя термин «обобщенность». Это было характерно в целом периоду развития русского искусства 1960-80-х гг., который может быть объяснен не только влиянием монументального и народного искусства, но и «сурового стиля». Известно, что другом Бритова был В.Попков, который вместе с Юкиным позировали ему для портрета «Владимирские художники» (1965). В картине Г.Мызникова «Песня» (выставка его недавно прошла в ГРМ) отражена его поездка с Юкиным, Бритовым и Попковым на Север, где у Попкова родилась идея цикла «Воспоминаний».

Автор предлагает периодизацию, связанную с эволюцией живописи владимирских мастеров. Первый, начальный, период реалистически-импрессионистический (1950-е). Второй этап, время формирования группы единомышленников (1960-70-е) – период становления декоративности, третий период (1980-90-е) – расцвет школы. Локальность цвета, выразительность колористических отношений, пространственная плановость, совмещение различных точек зрения, увлечение русской народной культуры дают возможность охарактеризовать произведения художников Владимирской школы в целом как декоративные. Вывод сводится к тому, что возможно говорить как о стилевом единстве картин Владимирской школы, так и о развитии в рамках стилевой общности индивидуальности каждого мастера.

Привлечены произведения из разных государственных и частных собраний. В альбомной части в качестве аналогов приведены произведения Н.Сычева, К.Коровина, В.Попкова, О.Ренуара, А.Сислея. О воздействии постимпрессионистов можно судить по копии Бритова с работы Ван Гога (1950). Включены фотографии автора курсовой работы («Мастерская Бритова», копия фрески 17 века работы А.Некрасова). Работа выполнена основательно, качественно, насыщенна большим фактическим материалом, содержит убедительные выводы и заслуживает высокой оценки.»





Возврат к списку

Рейтинг: 4.15
Добавить комментарий

Имя
Эл. почта
Защитный кодCAPTCHAТекст комментария