Илья Конотопов

О разных гранях личности художника в контексте творчества Жака-Луи Давида

О разных гранях личности художника в контексте творчества Жака-Луи Давида

Как часто мы смотрим на произведения искусства в отрыве от той среды, в которой они создавались. Как часто мы восхищаемся техническим мастерством художника, не вдаваясь в тонкости творческого замысла. Как часто пропускаем мимо все то, что следовало в жизни художника до и после написания шедевра.

Сегодня мне захотелось поделиться несколькими мыслями в контексте творчества французского художника Жака-Луи Давида. Этот мастер, создавший огромное количество сюжетно-тематических картин, всегда привлекал мое внимание. Идейность, грандиозность замысла, мастерство исполнения – все это приковывало мой взор к его творчеству. Читая монографии о художнике, заметки в учебниках по истории искусств, я везде сталкивался с достаточно «рафинированным» рассказом о его судьбе. 

Несколько иными глазами мне удалось посмотреть на творчество Давида после просмотра цикла исторических передач Эдварда Радзинского «Боги жаждут», где всплыло и имя этого художника. Впервые я узнал о том, что он не только отражал все революционные события своего времени как сторонний наблюдатель, но и являлся их ярым участником. После этого, мое отношение к художнику и к его картинам не изменилось ни в лучшую сторону, ни в худшую. Я просто задумался о масштабе его личности и о том, что лежало в основе выбора художником того или иного сюжета для картины.

Думая о Давиде, о его грандиозных картинах, о том, что этот великий художник сам подписывал смертные приговоры и общался с людьми, чьи руки были по локоть в крови, я поражался активности и убежденности, с которой жил и творил этот человек. Все те античные образы, воспетые на его полотнах, были для него не отстраненными героями в красивых туниках. Выбор сюжетов не был данью моде. Каждая картина была прожита в реальной жизни. Каждая идея была выношена и принята самим художником. 

Размышляя на эту тему, мне вдруг вспомнился Гойя, живший в то же время, что и Жак-Луи Давид. Более того, современники сравнивали творчество этих мастеров, считая их соперниками в борьбе за «трон» искусства тех лет. Оба этих живописца видели все «прелести» войн, революций, свержения старых устоев. Но какой разный взгляд у них был на все происходящее вокруг. Гойя смотрел на «великие и кровавые» события своего времени снизу. Он писал свои картины глазами простого человека, познавшего все ужасы войны. Совсем иное мы видим в творчестве французского художника. Давид создавал свои полотна, являясь рупором тех, кто управлял этой «машиной». В его картинах мы видим не только идейное обоснование всех революционных событий, но и ту жертву, которую платили сами революционеры. Наиболее ярко эта мысль отразилась в картинах «Клятва Горациев» и «Ликторы приносят Бруту тела его сыновей». 

Клятва Горациев
 Ликторы приносят Бруту тела его сыновей  

Второй раз я задумался над этим после просмотра фильма о Давиде из цикла ВВС «Сила искусства». В этом телевизионном проекте рассказывается в занимательной форме о творчестве художника через призму революционных событий тех лет. Передача вызвала у меня странное впечатление. С одной стороны, она показывает в хорошем качестве ряд картин Давида, что очень ценно для меня, ибо в России трудно найти книгу с достойными репродукциями этого художника.  С другой стороны, я поразился той однобокости, той рваности повествования, с которой создан этот фильм. Авторы передачи предложили нам новый взгляд на творчество художника, но при этом убрали все творчество как таковое из жизни Давида. Все «муки творчества» просто оказались стертыми. Просмотрев фильм, простой зритель будет думать лишь о злом гении художника, создававшим свои картины по мгновению волшебной палочки со скоростью цифрового фотоаппарата. Все творчество показано очень однобоко, и толкает нас из крайности «рафинированных» суждений в сторону «кровавых» пересудов о художнике.

Не отрицая той роли, которую художник играл в революционных событиях, стоит отметить, что он являлся еще и прекрасным педагогом. Именно его мастерская стала той колыбелью французского искусства, из которой вышло несколько поколений прославленных художников. Воспитание же молодых талантов требует колоссальных затрат по времени и силам. Более того, само написание сюжетно-тематических картин является просто титаническим трудом, требующим не секундного погружения в работу, а всепоглощающего процесса. Ни о чем таком не рассказано в фильме ВВС. 

Даже беглая попытка представить себе весь круг задач, которые Жак-Луи Давид выполнял и в жизни, и в творчестве, и в педагогике, заставляет с уважением отнестись к его колоссальному трудолюбию. Завершая свое повествование, мне еще раз хочется призвать вас смотреть на работу любого художника без выдергивания каких-то фактов из его жизни и творчества.

  




Возврат к списку

Рейтинг: 0
Добавить комментарий

Имя
Эл. почта
Защитный кодCAPTCHAТекст комментария